Какая она, христианская любовь? Часть 2

часть 1: Какая она, христианская любовь?Часть 1

Мы продолжаем говорить о христианском понимании любви и сегодня заканчиваем комментировать ключевой для нашей темы текст: Гимн о любви Ап. Павла.

Греческий язык знает несколько типов, или видов, любви. Соответственно, каждый из этих типов обозначается разными словами. Есть любовь эроти, то есть влечение друг к другу любящих людей и их желание соединиться.

Есть любовь филия, которая означает родственную любовь, защиту и охрану близкого существа (например, такой любовью родители любят своих детей).

Есть агапе – любовь жертвенная, вышеестественная, в противовес любви естественной, физиологической, в каком-то смысле эгоистичной (как предыдущие два вида).

Этот-то высший вид любви и заповедуется христианам. Зная, между прочим, об этом «терминологическом секрете», можно гораздо глубже понять многие высказывания Нового Завета. Например, все слышали или читали слова Ап. Павла из Послания к Ефесянам:

«Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее» (Еф. 5, 25)… Так вот, здесь любите приведено в форме: агапе. Не эроти, не филия, что, в общем, было бы как раз естественно, а агапе. Этим самым Апостол показывает, что наша любовь к женам должна превышать любовь животную, обусловленную влечением, а также любовь семейную. Любовь христианина даже к супружеской половине должна быть жертвенной, терпеливой, активной и т.д.

Впрочем, давайте продолжим наш комментарий к словам Ап. Павла: какая она, подлинная христианская любовь.

Не раздражается… Христианская любовь не раздражается. Дословный перевод – выходить из себя, негодовать. Наш перевод раздражаться – верный.

О чем это? О том, что человек, с которым мы общаемся (а советы Ап. Павла даны не супругам, а членам христианской общины, то есть мы видим заповедь Апостола: на каких основаниях должны строиться отношения между христианами), может раздражать нас. Но мы не должны раздражаться от неумных его поступков, от бестактных слов, от неприятного нам поведения. Мы должны быть в своей любви великодушны и терпеливы.

Не мыслит зла… Дословно с греческого – «записывать, засчитывать долг». Верный перевод был бы таким: не запоминает зло.

Как это важно: если наш брат или сестра не очень достойно повели себя, мы должны покрыть все любовью и прощением. Мы не должны запоминать или копить зло. Если есть проблема – сразу поговорите с человеком, чтобы расставить точки над i.

Часто на исповедь приходят люди, которые каются в том, что носят, порой долгие годы, обиду на знакомого/родственника, потому что они увидели, что вот он как-то странно поступил. Я напоминаю таким людям слова Ап. Павла «Гневаясь, не согрешайте: солнце да не зайдет во гневе вашем» (Еф. 4, 26). Я спрашиваю моих собеседников: «Почему вы не объяснились с человеком, не сказали ему, что вас смущает?..» И советую человеку побеседовать с тем, против кого он имеет смущение. Так честно и сказать: «Я хочу сказать, что вот уже несколько лет меня мучает вопрос, это как заноза, почему ты сделал… Или сказал…»

Знаете, в подавляющем большинстве ситуаций это оказывается спасительным средством. Оказывается, что человек, который вас ненароком огорчил, имел совершенно другие намерения. А, может быть, и в самом деле поступил недостойно, но это и его мучает, и он так рад, наконец, разобраться с этим…

Думаю, что эта мысль была и пастырским приемом Ап. Павла. Ведь это, похоже, об одном: солнце да не зайдет во гневе вашем и любовь не запоминает зло.

Не радуется неправде, а сорадуется истине… Это очень важный параметр христианской любви: не покрывать зло, даже если оно исходит от близкого человека, но поддерживать истину. Вы скажете: уж это мы точно исполняем. Спрошу: не было ли у вас искушения одобрить действия родного человека, даже когда он был неправ? Просто потому, что он – родной? Разве не принимают сторону своего сыночка/дочечки многие родители? Прекрасно понимая, что он неправ? И когда их спрашивают об этом, парируют лаконично: «Так это ж моя кровиночка…»

А сколь многие жены (или мужья), зная, что их вторая супружеская половинка что-то на работе «химичит», не только не останавливают их, но подталкивают продолжать?

Все покрывает… В оригинале стоит слово стеги, которое происходит от стего – крыша. Если бы Новый Завет переводили в лихие 90-е годы, то могли бы использовать, и, кстати, не ошиблись бы, новорусское словечко крышует. Представьте себе: любовь крышует.

Как это ни курьезно, но такой перевод был бы верным. Здесь имеется в виду, что любовь защищает, как крыша, как покров.

Всему верит, всего надеется… Любовь верит в чистоту побуждений человека – об этом первая половина фразы. А вторая – о том, что, когда человек, которого мы любим, поступает недостойно, мы все равно должны верить в него. Должны верить в чистоту его побуждений или хотя бы в то, что он покается и исправится.

Все переносит… Любовь способна сносить любые искушения и испытания от того, кого любит. Мы должны мириться с болезнями, истериками, слабостями нашей второй половины, должны терпеливо переносить проблемы, связанные с общежитием, какими-то внешними проблемами. Я бы перевел это как любовь терпелива.

Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится… Порой спрашивают: а будет ли любовь в вечности, или, как и прочие земные вещи, она исчезнет? Нет, дорогие! Апостол однозначно говорит, что в конце истории, когда мы предстанем перед Богом, останется лишь одно: любовь. Наши чувства сохранятся в вечности! Они – навсегда.

из блога священника Константина Пархоменко

Пожаловаться
Подпишись на канал baby.ru в Яндекс.Дзен
Другие статьи на эту тему
Актуальные посты
Интересное
Новость дня,