Не те "Превратности" - 13

начало истории https://www.baby.ru/blogs/post/494277092-277487393/
2 часть https://www.baby.ru/blogs/post/489650467-277487393/

3 часть https://www.baby.ru/blogs/post/489901262-277487393/

4 часть https://www.baby.ru/blogs/post/490150884-277487393/

5 часть https://www.baby.ru/blogs/post/490566892-277487393/

6 часть https://www.baby.ru/blogs/post/490759401-277487393/

7 часть https://www.baby.ru/blogs/post/490931036-277487393/

8 часть https://www.baby.ru/blogs/post/494022108-277487393/

9 часть https://www.baby.ru/blogs/post/494248550-277487393/

10 часть https://www.baby.ru/blogs/post/494449472-277487393/

11 часть https://www.baby.ru/blogs/post/494633882-277487393/

12 часть https://www.baby.ru/blogs/post/494795777-277487393/

Наутро Игорь решил отвезти Светлану на работу сам, побоявшись, что она вечером слишком много выпила, чтобы через несколько часов сесть за руль. Почти всю ночь они безмолвно лежали, обнявшись, задремали только под утро и, конечно же, проспали. Они ехали по утренним пробкам и чувствовали, что между ними что-то изменилось, что они стали ближе и роднее.
— Кстати, ты вчера говорила: Петюня Сергеев, я тогда обратил внимание и сегодня вспомнил. У тёти работает некто Пётр Сергеев, на вид ему лет сорок, и его все называют именно Петюня. Может быть, он и есть твой… эээ… родственник?

Светлана засмеялась.

— Было бы забавно. Скорее всего, просто любопытное совпадение. Сергеев — очень распространенная фамилия, а Пётр — не такое уж редкое имя для сорокалетнего. А как назвать Петра уменьшительно? Петя, Петюня, Петруша, вариантов, в общем-то, немного. Тёзка какой-нибудь.

— Ну а вдруг?

— Вдруг. Всё может быть. А как он выглядит? Ты с ним общался?

— Лично — почти нет, виделись пару раз. Знаю его больше по рассказам. Тётя про него постоянно говорит, что он как работник — просто золото, но грубиян ужасный, к сослуживцам прикапывается по мелочам, вечно хмурый и недовольный.

— Да, это точно про него! — Светлана развлекалась, она не относилась к разговору серьёзно. — А ещё твой Сергеев наверняка душится противным одеколоном, который воняет клопами и имеет привычку постоянно посвистывать сквозь зубы и жевать спичку.

Игорь радостно обернулся к Светлане:

— Слушай, это сто процентов он! Невысокий, сухощавый?

— Невысокий, сухощавый.

— И носит бороду с бакенбардами?

— Скорее, небритость по всей роже.

— Не может быть столько совпадений: имя, фамилия, возраст, внешность… Это он, я уверен! — Ну, всё может быть, мир тесен. Только не понимаю, почему это тебя так взволновало...

— Не знаю… Интересно всё-таки.

— Интересно, и не более того.

— Неужели, тебе не хотелось бы с ним поговорить, выяснить, почему он тогда сбежал?

— Почему он сбежал, я и так знаю, это и ежу понятно. А выяснять… да, нечего мне с ним выяснять, и ворошить события двадцатилетней давности тоже не хочется.

Игорь хотел еще что-то возразить, но тут позвонила Лариса. Слушая её, Светлана сразу напряглась и нахмурилась. Она несколько раз подряд сказала в трубку «Да», затем добавила: «Минут двадцать, если в пробке не застрянем» — и отключилась. Отложив телефон, она откинулась на спинку сиденья, тяжело вздохнула и закрыла глаза.

— Что-нибудь не так?

— Всё не так. Лара звонила, там меня какой-то юрист дожидается.

— Это что еще за новости.

— Без понятия.

— Может, из-за той девочки, в книжном?

— Какой девочки? А, этой, дочки Ильичёва? Вряд ли. Там мы уже всё давно уладили. Тем более, я заявление никуда не подавала, чтобы Мише проблем не добавлять, он и так до сих пор ходит, извиняется.

— А что там у вас было-то? ты мне так и не рассказала..

— Да, ерунда там была. Я зашла к нему поздороваться, ну, заболтались. Что-то за детей разговор зашел, я ему пожаловалась на Кристинку. Да, это как раз было после того, как она тебе концерт с таблетками устроила. Вот, в общем, я жалуюсь, жалуюсь. А он такой, у меня, говорит, с дочкой никаких проблем нет, она у меня чудо, мы с ней замечательно ладим, взаимопонимание, идиллия, тырым-пырым. И тут эта самая дочка как раз вваливается в магазин. Как я поняла, с ней какой-то нервный припадок случился. Она стала орать, носиться по торговому залу, книжками в меня кидалась, в общем, налицо все признаки психического нездоровья. Весь магазин успела разнести, пока скорая ехала. Сделали ей какой-то успокоительный укол, увезли, пока в стационаре полежит, а потом её домой отправят, к матери. И когда там всё устаканилось, я Мише говорю, почему ты меня обманывал, хвастался, что у тебя проблем с дочкой не бывает? Еще неизвестно, кому хуже. Посмеялись.

— Чего уж смешного — когда дочка психическая.

— Да, просто сама по себе ситуация смешная вышла. Ничего, истерия лечится, полежит, прокапается, покушает успокоительных и будет как новенькая. Мы это тоже проходили...- она задумчиво посмотрела в окно и закусила губу. — Чччёрт, надо же так неудачно влопаться! Именно в тот день, когда мне вздумалось опоздать на работу, припёрся какой-то юрист. У меня предчувствие такое… поганенькое. По любому какая-нибудь пакость!

— Не переживай раньше времени. Может быть, ничего серьезного.

— Может быть...

Игорь решил проводить Светлану, и в офис они вошли вместе. В приёмной сидел невысокий лысеющий мужчина средних лет в старомодном светло-сером костюме с потёртостями на локтях. Он сразу поднялся навстречу вошедшим и заговорил:

— Добрый день. Вы Светлана Алексеевна?

— Романовна, — жестко поправила Светлана. На её лице появилось такое выражение, как будто она сразу поняла, о чём пойдёт разговор, и хочет поскорее его завершить.

— Прошу прощения. В таком случае, может быть, меня не туда направили?.. — мужчина раскрыл свой обтерханный портфель, пристроенный к подлокотнику дивана, вынул пачку листов с казённого вида печатями и стал что-то искать глазами в этих листках.

— Туда, туда. — Недовольно сказала Светлана. — В кабинет не приглашаю, говорить будем здесь. И почему вы до сих пор не представились? — Она уселась за стол заместителя и выжидательно посмотрела на мужчину, стараясь придать взгляду как можно больше холодности и презрения. Игорь сел поодаль, на диван возле окна, его уже раздирало любопытство.

— Воскобойников Юрий Семёнович. Я, собственно, от Алексея Петровича, только не вполне уверен, что… Светлана усмехнулась и обратилась к Игорю:

— Нет, ты представляешь? Только вчера мы с тобой говорили про моего папашу, и тут нА тебе! Двадцать лет от него ни слуху, ни духу, и надо же было именно в этот день… Я вас слушаю, юрист Юрий Степанович.

— Семёнович...

— Не важно. Излагайте, только быстро, у меня много работы.

— Я по поводу Алексея Петровича, — юрист смущался всё больше под испытующим взглядом Светланы и от её дерзких реплик. Кроме того, он по-видимому, всё ещё не был уверен, что разговаривает с тем человеком, который ему нужен.

— Это я уже поняла. Давайте дальше. Если вы здесь только за тем, чтобы передать привет, то можете быть свободны.

— Вы — дочь Алексея Петровича? — решительно спросил юрист, чтобы, наконец, развеять свои сомнения.

— Да. Только он меня своей дочерью не считает. Он отрёкся от меня двадцать лет назад и не испытывает ко мне никаких отцовских чувств, только ненависть и презрение. Впрочем, наши чувства взаимны.

Юрий Семёнович подвигал бровями, достал из внутреннего кармана пиджака потёртый футляр с очками, которые водрузил на переносицу и снова стал что-то вычитывать в бумагах.

— Ваш батюшка, — (он именно так и выразился — «батюшка»), — Сейчас очень болен, можно сказать, на смертном одре...

— Очень интересно, — Светлана смотрела на Воскобойникова с обидой и отвращением, как будто сам отец стоял перед ней.

— Он сейчас на смертном одре и желал бы видеть вас. Он человек богобоязненный, хочет перед смертью… ну, как бы это сказать, исповедаться перед вами, поговорить по душам. Кроме того, надобно бы уладить кое-какие дела по завещанию. Я здесь для того, чтобы пригласить вас приехать и объяснить всю важность этого мероприятия.

— Ух, как вы заковыристо выражаетесь, Юрий Степанович! — недобро усмехнулась Светлана и обратилась к Игорю: — Странная вещь. Именно вчера рассказывала тебе про отца, это всё у меня в памяти расшевелилось, и если бы нашего разговора не было, то я бы пожала плечами и поехала к отцу. Но… — она снова посмотрела на юриста, — Но я вынуждена вам отказать. Я никуда не поеду. Исповеди его мне ни в х\е\р не упёрлись, и если он думает, что разжалобит меня, и я его прощу, то это не так. Слишком много мне пришлось от него терпеть. А на наследство я не претендую. У него молодая жена, я не собираюсь с ней судиться из-за трёх коров.

— Вы — наследница первой очереди. Тут речь идёт не о трёх коровах, а об усадьбе с землёй, об имуществе, антикварных иконах и обо всех вкладах Алексея Петровича. Треть будет принадлежать вам, треть — его младшей дочери, треть — супруге. Никто не собирается оспаривать ваше право на наследство. Вам необходимо встретиться всем вместе и решить, как будет осуществляться раздел земли, будете ли вы продавать, или кто-то из вас захочет там поселиться и выплатит компенсацию остальным… Если вы желаете от всего отказаться — это ваше право, но тогда вам в любом случае надо встретиться с нотариусом и оформить отказ официально, чтобы у супруги и дочери не было проблем со вступлением в права наследства.

— А кто они мне такие, чтобы меня заботили их проблемы с наследством? И кстати, почему это вы говорите об отце так, как будто он уже умер?

Тут в разговор вмешался Игорь.

— Свет, а почему ты так сопротивляешься? Земля, доля в доме, вклады… это же, наверняка, немалые деньги.

— Не хочу связываться.

— Свет, не пори горячку, давай с холодной головой разберемся. Ты сама сейчас сказала, что если бы не наш вчерашний разговор, ты бы поехала без проблем. Юрий Семёнович, вы нам оставьте свои координаты, мы всё решим и с вами свяжемся, — он с улыбкой пожал руку Воскобойникову и повёл его за локоток к двери, где вполголоса сказал: — Мы приедем. Я её уговорю, она просто не в духе сегодня.

— Так. А с каких это пор ты тут распоряжаешься, а? — грозно сказала Светлана. — И с каких это пор ты принимаешь решение за меня?

Игорь поспешно выпроводил Юрия Семёновича за дверь, успокаивающе обнял Светлану и поцеловав её в шею, прошептал:

— Забудь. Забудь сейчас обо всём этом. Поговорим завтра. Или лучше послезавтра, когда эмоции немного успокоятся. Подобные решения надо принимать на трезвую голову.

— Не хочу иметь к нему никакого отношения, — устало и грустно сказала Светлана. — Я даже фамилию поменяла, взяла мамину девичью, отчество себе придумала другое, только чтобы ничего в моей жизни не напоминало об этом деспоте...

— Я это понял. Но деньги не пахнут, правда ведь? Если хочешь, я поеду с тобой.

— Нет. С этим всем я должна разобраться сама.

Продолжение следует...

Пенни Трейшн
Пенни Трейшн
Нижний Новгород
106553

Комментарии

Пожалуйста, будьте вежливы и доброжелательны к другим мамам и соблюдайте
правила сообщества

Ксения
Ксения
Нижний Новгород

ух, как интересно! только непонятно, как Светлана без денег свой салон замутила!

Пенни Трейшн
Пенни Трейшн
Нижний Новгород

на деньги любовников)) об этом в 3-й части было упоминание, как она пустилась во все тяжкие, и дальше, в последующих частях, появятся подробности об этом))

Татьяна Медвед
Татьяна Медвед
Артур
7 лет
Пермь
Очень интересно! Ждём следующих частей.


Мама-в-кубе
Мама-в-кубе
Кузьма
8 лет
Николай
6 лет
Темрюк

Ленкаааа, ты или главы длиньше делай, или чаще выкладывай, или меня от любопытства разорвет!?

Галюнчик
Галюнчик
Младший
9 лет
Орел
Кстати, да, уже вечерний ритуал))

Здорово закрутила

Стефания
Стефания
Сыночек
8 лет
Еще!!! Еще!!! я прямо сериал с картинками смотрю))