Не те "Превратности" - 10

Предыдущие части:
начало истории https://www.baby.ru/blogs/post/494277092-277487393/

2 часть https://www.baby.ru/blogs/post/489650467-277487393/

3 часть https://www.baby.ru/blogs/post/489901262-277487393/

4 часть https://www.baby.ru/blogs/post/490150884-277487393/

5 часть https://www.baby.ru/blogs/post/490566892-277487393/

6 часть https://www.baby.ru/blogs/post/490759401-277487393/-

7 часть https://www.baby.ru/blogs/post/490931036-277487393/

8 часть https://www.baby.ru/blogs/post/494022108-277487393/

9 часть https://www.baby.ru/blogs/post/494248550-277487393/

За прошедшие три недели Катя многое для себя решила. Сначала она надеялась, что время и расстояние заглушат заново вспыхнувшую любовь. Но нет, её случайная встреча с Игорем как будто полоснула по старой ране, и с каждым днём девушка всё больше утверждалась в мысли, что должна заполучить его. Любым путём! Во что бы то ни стало! «Вы у меня лечились?» — снова и снова вспоминала она подробности их нескладного разговора. И каждый раз перед глазами возникал образ высокомерной блондинки, берущей Игоря под руку, этот образ преследовал Катю, заставлял её вспыхивать гневом, пробуждал страшные мысли. Оставшись одна в маленькой квартирке, она выбирала время, когда соседей не было дома, и начинала рыдать в голос — исступлённо, самозабвенно, по-детски, до хрипа… Из надсаженного горла вместе с криками вырывались чувства, которые больше нельзя было удержать внутри. Сама душа рыдала. Девушка давила из себя крики, надеясь, что это даст ей облегчение, но засыпала в слезах, а проснувшись, чувствовала, что страдание никуда не делось, а стало только глубже. И вот, она решилась переехать к папе. Поближе к самому родному человеку, к единственному, кто её понимал… и поближе к Игорю, который должен, ДОЛЖЕН принадлежать ей, чего бы это ни стоило! В конце концов, в городе её уже ничего не держало, мать давно перестала ею интересоваться и всё внимание переключила на новую семью. Катя уволилась с работы, расплатилась с собственником квартиры, оставив мебель и большую часть вещей хозяевам, собрала в чемодан только самое необходимое и позвонила папе, чтобы предупредить, что приезжает. Правда, не стала говорить о том, что переезжает насовсем. Она не хотела полностью посвящать отца в свои планы и надеялась в ближайшее время снять комнату или даже квартиру.

В день приезда она, вопреки обыкновению, не спешила в папин магазин прямо с вокзала. Странная и пугающая решимость теснилась в её груди. В тысячный раз она мысленно спросила себя: «Ты действительно хочешь этого?», и всё её естество безмолвно отвечало: «Да! Да!». В последний раз она спросила это у себя, стоя перед незнакомой дверью маленькой аккуратной усадьбы на окраине города. Ты действительно хочешь этого? Да! — уверенно сказала Катя сама себе и трижды постучала. Дверь открылась сразу же, как будто тот, кто её открыл, стоял за дверью и ждал катиного стука.

— Вы по записи? — спросил хрипловатый женский голос.

— Да, я записывалась по телефону. Ильичёва Екатерина.

— Проходите. Чемодан и зонтик можете оставить здесь. Плащ вешайте сюда. У меня разуваются. Вы с предоплатой?

— Да, я перевела всю сумму, когда записывалась.

— Замечательно. Проходите, располагайтесь пока, а я подготовлю всё необходимое и подойду.

Катя прошла в небольшую комнату со спущенными портьерами. По всей видимости, в этой комнате принимали клиентов. Мебели было немного, только резной комод и два антикварных кресла у круглого стола, застеленного тяжелой чёрной скатертью, на стенах были закреплены подсвечники, в которых вместо свечей горели маленькие светодиодные лампочки. Были и еще какие-то невидимые глазу источники света, потому что пространство над столом было освещено достаточно ярко. Катя присела на одно из кресел и сразу почувствовала, как сиденье провалилось под ней, заставив принять позу полулёжа. Было уютно и таинственно, кроме того, комната была наполнена густым душным ароматом, от которого мутило. Вскоре появилась хозяйка, которая выглядела под стать помещению — одетая в тяжелый бархат, крепко надушенная и загадочная. Она села напротив Кати в кресло и положив на стол мягкую чёрную сумку, негромко произнесла:

— Ты можешь звать меня Госпожой Элеонорой. — голос у неё был низкий, гипнотизирующий, обволакивающий, Кате казалось, что говорит не женщина, сидящая перед ней, а голос кого-то неведомого доносится со всех сторон сразу: с потолка, из-под стола, из складок портьер.....

— Ты принесла откуп?

— Да, конечно, — спохватилась Катя и вытащив из кармана шоколадную плитку, передала её Элеоноре.

— Этого хватит?

— Хватит, — улыбнулась таинственная хозяйка, и добавила: — Демонов нужно кормить. Их нужно задабривать, чтобы они тебе служили.

Она расставила на столе формовые свечи, зажгла их от длинной каминной спички, Кате сразу стало невыносимо жарко. Элеонора неторопливо достала из сумки что-то похожее на спиртовку с небольшой металлической чашей, подвешенной над фитилём, разломала шоколад, сложила кусочки в чашу и бормоча что-то себе под нос, зажгла горелку. Её движения были плавные и как будто отрепетированные, она медленно двигала руками, так, что Катя успевала рассмотреть камни на перстнях, кружевные митенки и узор на длинных заострённых ногтях. От чаши пошел пар и запахло чем-то приятным, но мало напоминающим шоколад. Кате показалось, что её затылок наливается свинцом, а в глазах появилось ощущение песка, как бывает, если не спать всю ночь.

— Ты чувствуешь это? — спросила Элеонора.

— Да, — хотела сказать Катя, но вместо звука из горла вырвался только сдавленный писк. Она откашлялась и уже твёрдо сказала: — Да.

Хозяйка жутковато улыбнулась, впилась ярко накрашенными глазами в гостью и не мигая, проговорила:

— Значит, они уже здесь! Они будут тебе служить. Ты им понравилась. Они говорят мне, что ты пришла с тяжестью на душе.

Сердце Кати бешено заколотилось, она хотела что-то сказать, но Элеонора предупредительно подняла указательный палец:

— Подожди. Я вижу… мужчину. И твои слёзы. И девушку между вами. Она — причина твоих страданий. Она увела его у тебя… вы могли бы быть вместе.

У Кати перехватило дыхание, а к глазам отчего-то подступили слёзы.

— Да, да, всё правильно, — шептала она, кивая головой.

Содержимое чаши вспыхнуло, и по комнате стал расползаться белый дым.

— Всё, — сказала Элеонора, разгоняя ладонью клубы дыма. — Они больше говорить не хотят. Так, что мы с тобой будем делать?

— Я не знаю… — лепетала Катя со слезами в голосе. — Я люблю его… я не могу без него! Хочу, чтобы он был не с ней, а со мной....

— Так, хорошо, я всё поняла. Для начала сделаем отворот, а там видно будет. Его фотография или личная вещь есть у тебя?

Катя помотала головой.

— Угу. — Элеонора положила подбородок на сплетенные пальцы и внимательно смотрела на собеседницу.

— А имя?

— Игорь.

— Игорь — Игорь — Игорёшка… Угу. Так, а её имя? Соперницы.

— Не знаю.

— Не знаю… — в задумчивости повторила хозяйка. — Так, хорошо, тогда буду работать по-другому.

Катя словно в тумане, наблюдала за странными действиями Элеоноры. Сперва ей показалось, что она запомнила всю последовательность действий, все непонятные слова, произнесенные женщиной, но уже оказавшись за дверями дома, она не могла ничего вспомнить. Она стояла на крыльце, оглядываясь по сторонам, сознание постепенно прояснялось, тяжесть в голове и тошнота отступали. Ощутив что-то твердое в сжатом кулаке, она поднесла его к лицу, разжала пальцы… всё правильно, вот он, маленький стеклянный пузырёк. «Разбиваешь на ближайшем перекрёстке, уходишь, не оглядываясь» — вспомнились слова Элеоноры и раздались гулким эхом в памяти. В другой руке оказался чемодан, под мышкой — зонтик. В два прыжка она спустилась со ступенек, повернула на тротуар и на первом же светофоре с силой бросила пузырёк на асфальт, мельчайшие осколки и капли какой-то тёмной жидкости разлетелись веером во все стороны. Глядя только вперед, девушка с нервно бьющимся сердцем почти бегом пустилась подальше от этой улицы. Внутри было новое, незнакомое ощущение обладания какой-то грозной сверхъестественной силой. Вот теперь можно и к папе. Катя решила дойти пешком, чтобы по дороге успокоиться. Хотя, собраться с мыслями ей так и не удалось, и когда она через час подошла к дверям «Уголка», всё еще чувствовала, что немного не в себе.

Она увидела Её еще сквозь стекло витрины. Ту, которая тогда была с Игорем, а теперь о чем-то говорила с катиным папой, Та, которая улыбалась, словно сам дьявол, из-за которой ненависть поднималась внутри, как змея и застилала разум мутной пеленой. Войдя внутрь, Катя увидела папу, он обернулся, радостно раскрыл руки для объятий, и сквозь звон, закладывающий уши, девушка услышала что-то вроде:

— Как я рад тебя видеть… Я должен тебя, наконец, познакомить… я столько о ней рассказывал… Светланочка, а это моя Катюша… моя дочка не доставляет столько хлопот, сколько твоя...

Катины руки бессильно разжались, и чемодан с громким стуком ударился об пол.

Продолжение следует...

Пенни Трейшн
Пенни Трейшн
Нижний Новгород
512579

Комментарии

Пожалуйста, будьте вежливы и доброжелательны к другим мамам и соблюдайте
правила сообщества

Галюнчик
Галюнчик
Младший
9 лет
Орел
?

А что за фильм? Надо бы посмотреть)

Пенни Трейшн
Пенни Трейшн
Нижний Новгород

сериал «Семейные узы»)))

Mamma Mia
Mamma Mia
Могилев
Ох, Катя даёт жару...))


Валентина
Валентина
Марья
6 лет
Москва

Не смотрела оригинал, но по рассказу Катя эта как-то совсем мне не кажется положительной героиней.

Пенни Трейшн
Пенни Трейшн
Нижний Новгород

в фильме она та ещё… гм. нахалка)))

Валерия
Валерия
Ева
10 лет
Тулон
Супер!!!
Wurzi
Wurzi
Михаил
10 лет
Москва

Классно!!!!!!!!

Ксения
Ксения
Нижний Новгород

Ну и поворотик! Неожиданно!!

Мама-в-кубе
Мама-в-кубе
Кузьма
8 лет
Николай
6 лет
Темрюк

Лен, ты интригантка! Давай дальше!

катерина
катерина
Киров
Ухххххх)))) шарлатанка какая!
Ирина МирныйАтом
Ирина МирныйАтом
Максим
9 лет
Астрахань

так и думала, что Катя к ворожее пойдёт ) Ух, что же дальше?

Лара
Лара
Рианна
11 лет
Казань

Крутяк!