Из журнала пользователя Zombie boy
Доступно: Для всех

Всем ценителям и любителям жевательных резинок!!!

С очень давних времен известна страсть человечества к процессу жевания. Это подтверждают археологические находки, уводящие во времена каменного века. В Северной Европе найдены куски доисторической смолы с отпечатками человеческих зубов. Их датируют VII-II тысячелетиями до нашей эры. На протяжении столетий греки жевали мастичную смолу, которую получали из коры мастичного дерева – кустообразного растения, произрастающего в основном в Греции и Турции. От индейцев Новой Англии американские колонисты научились жевать резиноподобную смолу, образующуюся на еловых деревьях при срезании с них коры. Куски еловой смолы продавались в восточных Соединенных штатах с начала 1800-х годов, что явилось первой коммерческой разновидностью жевательной резинки в этой стране. Около 1850-х получил распространение подслащенный воск, и в последствии он значительно превзошел еловую смолу по популярности.
 Всем ценителям и любителям жевательных резинок!!!
Современная разновидность жевательной резинки впервые появилась в конце 1860-х годов, когда в Соединенные штаты был завезен чикл. Чикл вырабатывается из молочного сока (латекса) дерева саподилла, произрастающего в тропических дождевых лесах Центральной Америки. Усовершенствование методов производства данного продукта привело к появлению на свет нового вида промышленности.
Фантасты и футурологи весь двадцатый век обещали нам, что будущее наступит не раньше не позже, а точно в 2000 году. И жить тогда будут на нашей планете особые люди – люди будущего. Совсем недавно мы неожиданно оказались в будущем. На удивление, ничего не изменилось. Мы, люди будущего, носим все те же джинсы, пьем соки и продолжаем жевать жевательную резинку.
Всем ценителям и любителям жевательных резинок!!!
 
Двадцатый век – пока единственное столетие в истории, от начала до конца которого человечество жевало резинку. Этот продукт был придуман лишь немногим более ста лет назад, но уже к началу XX века стал популярнейшей забавой, за которую охотно платили деньги миллионы людей. Жевательная резинка оказалась настоящим коммерческим чудом. А в известной степени даже товаром, по которому можно рассказывать историю двадцатого века.
 
Казалось, что новым «пунктиком» человечество обзавелось лишь на время, пока не исчезнет эксцентричная мода. Судьба, однако, распорядилась по-другому. Знал ли Уильям Ригли, знали ли другие пионеры «жевательной индустрии», что тот самый пустячок, «кое-что за что-то», как называли они некогда свой продукт, останется любимой забавой миллионов людей, на долгие годы превратившись для многих в предмет первой необходимости?
 
Новые изобретения формировали новое мировое сообщество, в котором люди были связаны невидимыми нитями предпочтений и вкусов. Являясь по форме инструментом социализации людей, жевательная резинка внесла элемент персонализации, даруя способ посмотреть на мир со своей, уникальной позиции. Жевательная резинка – наиболее близкая человеку вещь: что может быть ближе того, что находится во рту? Даже в пачке пластинки являются индивидуальностями, будучи обособленными друг от друга. Каждая из них одета в свой фантик-рубашку, и у каждой своя судьба.
 Всем ценителям и любителям жевательных резинок!!!
В несколько карикатурной форме это качество резинок находило выражение в бесчисленных дурашливых изобретениях, призванных усовершенствовать ритуал потребления жевательной резинки. Так, в 1889 году в США был выдан патент на «медальон для ношения жевательной резинки». Его автор Кристофер Робертсон уверял, что он невероятно удобен, поскольку «позволяет держать жевательную резинку при себе, а не оставлять ее без присмотра, в результате чего она может загрязниться или попасть в руки лиц, которым она не принадлежит».
 
В возможности употребить резинку несколько раз – в отличие от еды – проявляется ее пародийный характер. Этот продукт как бы демонстрирует, что его единственная функция – приносить удовольствие. Еда серьезна, резинка – иронична. Еда съедается раз и навсегда – безвозвратно, как расходуется энергия в тепловых машинах. Резинка же – это игра в еду, образ вечной пищи. Мы жуем жвачку ровно столько, сколько хочется, выплевываем только потому, что надоело. Берем новую не потому, что кончилась прежняя, и не потому, что она стала старой, а потому, что всегда есть еще более новая. Ведь новое всегда лучше двух старых.
 
Несерьезность жевательной резинки оказалась залогом ее свободы. Свободная вещь, как и свободная личность, свободна прежде всего в своей функции. Казалось бы, все просто: жевательная резинка – чтобы жевать. Но не только. Со временем ей нашлось и множество других применений.
 
Во-первых, производители догадались, что, обогащенная гвоздичным или мятным ароматом, резинка может освежить дыхание. Это свойство резинки весьма успешно использовали в Америке во времена Сухого закона посетители подпольных рюмочных, опасавшиеся встречи с полицейскими.
 
Во-вторых, выяснилось, что жевание способствует развитию жевательного аппарата. Некоторые боксеры, уверовав в неограниченные возможности жвачки как спортивного тренажера, включали в свои тренировки пережевывание большого количества резины. Они считали, что это поможет держать во время боя мощные удары в челюсть.
 
В-третьих, в результате проведенных исследований оказалось, что жевательная резинка без сахара Orbit за счет стимуляции слюноотделения может использоваться как средство гигиены полости рта и способствует снижению риска возникновения кариеса.
 
В-четвертых, жевательная резинка используется как терапевтическое средство при недостатке слюноотделения – ксеростомии различного происхождения.
 
В-пятых, было научно доказано, что жевание резинки помогает снять стресс. В связи с этим интенданты американской армии начали включать жевательную резинку в ежедневный солдатский паек. И, наверное, не случайно потребление жвачки среди военных во время Второй Мировой войны оказалось в шесть раз выше, чем в мирное время. Смекалистые американские солдаты находили множество применений для использованной жевательной резинки. Ею заклеивали пробитые шины джипов и спасательные плоты. В солдатском кармане обязательно лежала упаковка Orbit.
 
Резинку жуют во время полета на самолете – чтобы не закладывало уши, в автобусе – чтобы не укачивало. С помощью кусочка жвачки можно сделать экстренный ремонт лопнувшего во время дождя ботинка, очистить насечку напильника, собрать мелкие осколки стекла. Можно приклеить на дверь записочку. Химик фирмы ЗМ Артур Фрай, взяв за основу этот принцип, в 1974 году придумал знаменитые «желтые листы» – post-it.
 
Помимо практических, резинка приобрела и множество сверхчувственных, гуманитарных качеств. Немногие отдают себе отчет, что покупают жевательную резинку не просто, чтобы пожевать резину. Жевательная резинка стала одним из тех продуктов, которые расширили понятие «потребление» и наполнили его новым содержанием, придав ему ярко выраженный знаковый характер.
Есть архетип мужественного человека, и одна из его составляющих – крепко стиснутые зубы. Это признак предельной собранности воли. Стиснув зубы, словно превращаешься в сжатую, но постоянно готовую распрямиться пружину, и тебе все нипочем. Достичь этого состояния и помогает жевательная резинка: в этом случае она выступает подручным средством для того, чтобы «сделать себя». Поэтому, наверное, со ртом, набитым резиной, так легко преодолеть или скрыть стеснительность в незнакомом обществе. При этом в определенной степени она выступает и в качестве защитной прокладки между зубами: теперь их можно стискивать сколько угодно раз, не опасаясь за их сохранность.
 
Символическое значение жевательной резинки и до сей поры во многом определяет объемы продаж этого продукта во всем мире. И все же в наибольшей степени сверхчувственные свойства резинки проявили себя в Советском Союзе.
 
Немного о том, как жевали у нас...
 
Многие помнят, что настоящей резинки в свое время было просто не достать. Она не входила в число «разрешенных» пороков, таких, как алкоголь и табак, поскольку считалась вещью куда более вредной – вредной идеологически: резинка символизировала американский образ жизни, я потому путь на советский рынок ей был заказан.
Попробовать жвачку означало вкусить «заграничной жизни». И, сделав это, уже невозможно было остаться таким, каким был раньше. Может бьпъ, как раз поэтому капиталистическая революция в нашей стране оказалась делом именно того поколения, которому впервые повезло отведать жевательной резинки.
 
Каким счастливчиком казался в глазах детей обладатель настоящей импортной жвачки! За таким ребенком всегда ходила стайка поклонников, его резинку жевали втроем, вчетвером, а то и всем классом. Эту резинку жевали помногу раз, а нажевавшись вдоволь, – прятали. На следующий день, высохшую, жевали снова. Затвердевшую жвачку можно было кусать, испытывая добавочные ощущения за те же деньги. Чтобы было интереснее, из резинки лепили шарики, колбаски, а некоторые – фигурки обидчиков, чтобы, перемолов зубами, отомстить за разбитый нос или отобранный бутерброд.
Те, кто не имели возможности жевать настоящую резинку, жевали все, что на нее было хоть капельку похоже. Жевали пластилин, вишневую смолу вперемежку с зубной пастой, садовый вар, а некоторые смельчаки -даже лезвия «Нева». Жевали лыжную мазь, причем особой популярностью пользовались сорта для низких температур; они не такие мягкие и меньше налипают на зубы. В одном из московских дворов стоял куб гудрона, метр на метр. Дети откусывали от него по кусочку и через пару лет съели его окончательно.
 
Импортные резинки, помимо всего прочего, были очень богаты визуально. Они формировали новые способы ориентации в мире, устанавливая власть визуального начала, характерного для западных культур. Познавательные вкладыши в упаковках жвачки были словно бы десантом иного строя. Они, как марки, расширяли кругозор, демонстрируя, как пестр и симпатичен мир, в котором мы живем.
Для многих коммерческие операции со жвачкой были самой твердой школьной валютой, на которую можно было выменять все, что угодно: рогатку, глазированные сырки, пластмассовых индейцев. Все эти операции проводились не для выгоды, а лишь ради утоления жажды предпринимательства, из спортивного, а стало быть, бескорыстного, романтического интереса. Правда, и здесь не обходилось без мошенничества. Когда появились первые советские жвачки, дети сразу додумались делать из них «иностранные», стачивая на нее цветные карандаши. Поссорившись по поводу или рынков сбыта или просто так, дети тут же мирились и говорили: «Мир, дружба, жвачка», тут же добавляя: «С тебя пачка». На жвачке мы учились не только торговле, но и политике.
 
Удивительно, как быстро кончился век и как много в нем успело произойти! Как много мимолетных увлечений человечества успело родиться и уйти в небытие. Нюхательный табак и хула-хуп, кубик Рубика и банджи-дамп, пятнашки и русская рулетка – все промелькнуло, оставив лишь ностальгические воспоминания. И только старая добрая жевательная резинка до сих пор не утратила к себе интерес непостоянного и ветреного потребителя.
 
И только один человек сумел обеспечить жевательной резинке всемирную славу – это был УИЛЬЯМ РИГЛИ МЛАДШИЙ.
Как же захотелось почамкать эту ароматную лабуду… сил моих нет… вспомнила как с детства собирала Love is и до сих пор жива эта коллекцияhttp://loveishate.ru/comics/!!!
 
Пожаловаться
ЛитРес Зарегистрируйся и получи книгу в подарок!
Добавить комментарий

Комментарии пользователей

 1
Глеб Евгеньевич
очень интересно…
ОтветитьНравится 

Рекомендованные посты

специи и приправы
Краткий путеводитель по специям «Отчего ты такая грустная? – Оттого, что еда невкусная», — эта детская п...
Другие статьи на эту тему
Актуальные посты
Похожие записи
на тему беременности