Из журнала пользователяАлина
Доступно:Для всех

непознанно)естрашилки из жизни людей

Мою маму совсем юной девчушкой перед войной направили работать в деревню учителем начальных классов – как тогда говорили, со школьной скамьи. В 18 лет она вышла замуж за местного парня, пришла жить в его дом, к свекрови и золовке-подростку. Моя бабушка Таня встретила невестку очень тепло, мама ей отвечала тем же.


Началась война. В августе 41-го отец ушёл на фронт, а маме приснился сон, что она нашла свой потерянный головной платок с мокрыми концами и развязанным узлом. Чего только она не передумала, решила, что муж вернётся без ног. Отец мой вернулся здоровым, без единого ранения, но за годы войны очень полюбил спирт. Сон, забывшийся на долгие годы, напомнил о себе через 28 лет, когда по настоятельным уговорам детей мама всё-таки ушла от алкаша-тирана, которым стал мой отец.

В декабре 41-го моя мама родила девочку, а в начале 43-го в село вошли немцы. Они заняли наш дом под комендатуру, а женщин с детьми выгнали в сарай. Ребёнок заболел, держалась высокая температура. В полусне привиделось маме, что её дочурка бегает быстро-быстро и не даёт себя поймать.

Наутро девочка (1 год 3 месяца) перестала дышать. Мама долго не могла оправиться от горя, очень тосковала по малышке и просила её присниться, чтобы хоть во сне разок прижать её к груди. И она увидела сон, в котором стоял солнечный тёплый день, на лужайке играли дети. А поодаль на болотной кочке сидела её кроха, вокруг была мутная вода. Мама спрашивает: «Нина, что же ты тут сидишь, не идёшь играть к детям?» А в ответ: «Не могу, на мне нет крестика». Ребёнок не был крещён.

Верила мама в Бога или нет, не знаю, но во времена моего детства об этом говорить запрещалось. Я помню, как мама говорила бабушке, читавшей перед сном «Отче наш»:
– Мама, потише, вдруг услышит. Память детская цепкая, расскажет где-нибудь, посадят ведь.

После войны нас у мамы было четверо. Все крещёные. В те годы для учителя это считалось преступлением, к тому же отец был партийным. Крестили подпольно. Двоих детей возили аж к родственникам в Ростов. Тогда у церкви по выходным и в великие праздники дежурили активисты, и всех пионеров, комсомольцев, партийных брали «на карандаш».

Моей маме, как представителю сельской интеллигенции, запрещалось вести подсобное хозяйство, поэтому с нами жила бабушка, которая отвечала за «всё, что хрюкает и мычит в хлеву».

Однажды к нам во двор пришла комиссия в составе местного профкома, парткома, директора школы, представителей райкома и РОНО с целью посмотреть, какое хозяйство развела учительница. Бабушка построила нас, внуков, перед ними и сказала:
– Считайте, четыре головы. Я здесь хозяйка, и хозяйство это моё. А своей училке дайте жильё и ходите туда, проверяйте.

Было очень страшно. Стоят тёти, дяди, одетые по-городскому, у всех в руках папки, ручки, они задают очень строгим голосом вопросы, на которые не знаешь, что можно отвечать, а что нельзя. Я спаслась рёвом.

В нашей школе был случай, когда учительницу освободили от должности, то есть выгнали из школы, а в районной газете напечатали фото, где она кормит кур.

Страх сидел в моей маме так крепко, что, даже выйдя на пенсию, обретя «полную свободу на церковь», она так и не смогла побороть в себе этот недуг.

Два года назад попала я в больницу. Предстояла операция, но диагноз был неточным. Приснилась мне бабушка. Она меня обняла, крепко к себе прижала, а потом положила мне на плечи руки, сильно оттолкнула от себя, повернулась и ушла. Я поняла, что будет плохо, но выживу.

В ночь перед больницей мне приснилось, что я заблудилась. Темнота, бездорожье, в какую сторону ни пойду – натыкаюсь на непроходимые дебри. И вдруг передо мной встаёт старший брат Володя и говорит: «За мной не ходи, меня нет», – и голову от меня повернул в профиль. Я даже обиделась. А наутро позвонил младший брат Виктор. Он тоже видел во сне Володю, но по-другому. Они очень крепко обнялись, а когда объятия разомкнулись, Виктор увидел, что брат испачкал его кровью в области сердца. У Володи рубашка была в крови.

Оказалось, Володя умер этой ночью. Через пять месяцев ушёл и Виктор. Диагноз у обоих – инфаркт миокарда.


Снится мне сон: широкая дорога, на ней цветы, мост через реку, и я знаю, что этой дорогой возят покойников. И вдруг голос мне говорит: «Этой дорогой повезут Василия Фомича». Я в шоке просыпаюсь. Ночь на этом закончилась, я больше не спала.


Дождавшись утра, звоню на мобильный жене Василия Фомича узнать о его здоровье. Занято. Повторяла звонок раз десять с промежутками – занято. Потом додумалась позвонить со стационарного телефона.

Трубку взяла жена Василия Фомича Инга и посетовала, что не может со мной связаться – мы одновременно набирали друг друга. Оказывается, Василий Фомич просит меня прийти (я фармацевт), хочет спросить о лекарствах. Заболел.

Когда я увидела его – вошла в ступор. У него в глазах не было даже искры жизни – одна жуткая боль. Я посоветовала срочно ехать в больницу. А жене решила рассказать сон. Она – в плач.

За три дня до смерти Василия Фомича мы были у него в больнице. Он, как всегда, шутил, только в глазах – жуткая боль. Потом его не стало – обширный инфаркт. Хоронили за Доном. Всё было как во сне: широкая дорога через реку, мост и цветы на дороге.

У жены Василия Фомича остался его мобильный, и она им пользовалась, чтобы отвечать на звонки людей, не знавших о случившемся.

Примерно через три дня звоню ей на этот телефон. Мой аппарат сбрасывает номер – просто нет дозвона, тишина. Звоню мужу:
– Что у Инги с телефоном, не могу дозвониться? – спрашиваю.
– Пять минут назад звонил, – говорит, – всё нормально.

Пробую ещё раз – нет дозвона. Рассказываю Инге, мужу – не верят.

Собираемся все вместе в одной комнате, кладём телефон Василия Фомича на стол и по очереди звоним на его номер. С телефона мужа идёт гудок, с телефона Инги идёт гудок, а мой сбрасывает этот номер сразу, как только набрала.

Все были в шоке. Но больше Инга не пользовалась этим телефоном, так и лежит выключенный.

Ещё история. Начну издалека. Мне 40 лет, я работаю, двое детей: сыну 14, дочери 5 лет. Работы по дому – выше крыши. К вечеру падаешь на кровать, как говорят, без ног. Размышлять и вспоминать о том, что было раньше, нет ни времени, ни сил, успеть бы сделать всё необходимое здесь и сейчас. Это я пишу для того, чтобы опровергнуть мнение: о чём думаешь, то и снится.

И вот после одного из таких непростых дней снится сон. Меня зовёт неродившийся ребёнок, говорит: «Мама, а ведь мне сегодня восемнадцать лет».

Я сразу же проснулась, стала считать. Если бы не сделала аборт, то моему ребёнку было бы ровно 18 лет.

Этот сон я помню по сей день, как будто вчера было. Плачу, хожу в церковь, прошу Бога простить мне этот грех.

Другой эпизод моей жизни. Я на работе. Приходит сослуживица и раздаёт всем присутствующим конфеты, печенье: помяните мою бабушку. Единственное, о чём я сразу подумала, – «Ой, а я-то забыла помянуть бабушку Фросю». Это моя родная бабушка по маминой линии.

Ночью снится бабушка Фрося, корит: «Я так ждала, что помянешь, а ты забыла. Я у тебя за это мать заберу». Это слово в слово. И она стала удаляться. Я за ней бегу и плачу: не забирай маму. Так и проснулась со слезами на глазах от собственного крика. Увидела, что муж стоит надо мной, смотрит с удивлением. Это случилось в марте.

И начались кошмары. Я боялась спать и ночью и днём. Как только засыпала, снилось кладбище, будто я хожу по нему и читаю фамилии на памятниках. Спала только со светом, кричала во сне. Стала нервной и раздражительной.

В мае у мужа умер отец. После этого мои кошмары примерно на месяц прекратились, и я с облегчением вздохнула.

А тут звонит мама и просит приехать. Приезжаю, а у неё перекошен рот, речь замедленная – инсульт. В больницу ложиться не хочет, говорит, что ей стали сниться умершие родственники. Показала своё «смертное». Я в рёв, а она говорит:
– Я всю жизнь поклонялась пророку Илье, это мой Бог, мой ангел.

И у меня опять начались жуткие кошмары по ночам.

Теперь я наверное знаю, что такое умирать, – чувствовала всё, что чувствовала мама. Недаром говорят, что мать и дочь почти физически связаны друг с другом.
В Ильин день, 2 августа, как только начали бить колокола к заутрене, резко, с ударом, распахнулась дверь, как будто был большой сквозняк. А на самом деле не было и ветерка. И всё. Мамы не стало.

На третий день после похорон она мне приснилась. Я увидела людей в белых одеждах, среди них маму. Поняла, что ей как-то неудобно, говорю: «Что же ты так сидишь, тебе ведь так неудобно?» А она отвечает: «Что делать, деточка, теперь надо привыкать».

Пережить близкого человека очень тяжело. И как это на экранах, да и не только, с лёгкостью убивают? К чему это? Ведь, как пел Высоцкий, за всё «в конце пути придётся рассчитаться».

День сегодняшний. Я уже две недели болею, плачу украдкой, чтобы никто не видел. Жуткая депрессия, спасает только работа. Боюсь будущего, опять навалил жуткий страх, потому что приснился новый кошмар.

Какая-то дорога, знакомая даёт мне веник и велит мести. Я подметаю, а дорога тянется вдаль, и там какой-то необычный свет. Я стремлюсь к нему, но кто-то говорит, что мне туда не надо. Я лечу и вдруг поднимаю голову, вижу рядом молодого мужчину. Спрашиваю: «А вы кто?» Он отвечает: «Я архангел Гавриил». И вдруг меня пронзает жуткий холод. «Вы за мной?» – спрашиваю. «Нет, – отвечает, – тебе ещё тридцать лет. Я за твоей подругой Татьяной. Скажи – пусть собирается».

Тут я начинаю просить за подругу, ведь ей ещё рано, она такая молодая. В общем, чего только не говорила, а он ни в какую. Тут я предъявляю самый веский аргумент: «Ну, пусть она хоть внуков своих увидит!» А он: «У неё уже есть внук». После этих слов я просыпаюсь с мыслью: а ведь верно, у неё есть Амир, ему три года.

Сразу же записала на листке имя архангела. Думаю, утром приду на работу узнаю, есть ли такой.

К нам в аптеку часто приходит батюшка. Я в церкви всегда подхожу только к нему. Как зовут – не знаю: батюшка да батюшка.

Целый день промаялась – нет его. Звоню в церковь, спрашиваю:
– Как зовут батюшку, у него волосы сзади хвостиком связаны? Он у нас один такой.

Мне отвечают:
– Отец Гавриил.

Хорошо, что я сидела. Спрашиваю, почему у него такое имя.
– А такой архангел есть, Гавриил, в честь него и назван.

Я поинтересовалась, есть ли в храме икона с изображением этого архангела.
– Он у нас на иконостасе изображён слева, веточку в руке держит.

Ходила я в церковь, ставила свечу за здравие своей подруги Татьяны, молилась как могла.

Созваниваюсь с подругой каждый день, она уже спрашивает: что так часто звонишь, может, случилось что? Но разве такое можно рассказать? Тем более что у неё проблема со здоровьем, да и живёт моя русская подруга в такой далёкой Чечне.



Я ночью вижу очертания людей.
Не давно, были с любимым у его 2юродной сестры под Тамбовом,
спали в частном большом доме, на 2 этаже с винтовой лестницей.
Ночью я пошла в туалет, когда спускалась, в темноте увидела очертание человека,
я инстинктивно отпрянула от него, чтобы пропустить, а потом сразу поняла,
что никого быть не может, никого нет!
И тут у меня мгновенно началась паника, я огладывалась, и все видела и видела,
мне стало ооочень страшно, я начала быстро искать выключатели.
Иногда, прям что-то в лицо лезет, или двигается по направлению ко мне.

Не давно, сидели в машине, разговаривали, в метрах 3 сидела девушка в своей машине, за рулем, я смотрю на нее, а сзади ее головы вижу профиль какого-то мужчина, причем довольно страшного, она делает движение и он, она голову в бок и он тоже, я пристально смотрела и реально видела их секунд 40, не меньше.
Через какое-то время я всмотрелась еще лучше и его уже не было.

За бывшим своим парнем, в машине на стекле, увидела ооочень страшную рожу,
просто монстра какого-то, смотрела на него примерно около минуты, потом он исчез.

Еще ко мне постоянно кто-то прикасается или я что-то задеваю.

Стою вчера на пляже, на покрывале и, повернувшись на нем, что-то задела ногой, посмотрела, а там ничего и нет, я же по середине стою.

Или на даче, кто-то дотронулся до локтя, я думала, что задела что-то, ан нет, ничего...

Говорят, зло возвращается бумерангом. Не все, однако, в это верят. Лично мне не сходят с рук даже самые мелкие подлости.
Однажды вместе с подругой решила отдохнуть в пансионате на юге. По дороге туда в аэропорту увидели опоздавшего на самолёт старичка. Он торопился, нервничал и в результате упал, заохал. Подруге это показалось смешным, и она громко рассмеялась. Я тоже фыркнула с ней за компанию. И буквально через пять минут сама споткнулась почти на ровном месте, больно ушибла коленку, разбила очки. А потом на курорте таким же образом приземлялась ещё раз десять.
А теперь на эту же тему хочу рассказать очень серьёзную, даже жуткую историю.

Моя тётя, сестра матери, продолжительное время обитала с детьми и мужем в бараке. Там же проживало ещё несколько семей, главным образом железнодорожников, поскольку дом этот считался ведомственным. В их городе железная дорога была для людей основным местом работы. Муж тёти тоже работал машинистом, как и его сосед. Они дружили не только между собой, но ещё и семьями, поскольку дети были приблизительно одного возраста, вместе ходили в школу, вместе играли на улице.

У тёти росли дочь и сын, у соседа – сын и две дочери. Сосед очень гордился своими детьми, потому что все они были отличниками. Но главным его любимцем был сын, который учился в музыкальной школе и подавал большие надежды. Нередко, сидя на лавочке, сосед высказывал вслух такие мысли:
– Сам я хорошего образования не получил, война помешала. А вот дети у меня все в люди выйдут. Володька, может, даже большим человеком станет.

А потом в их городе началось массовое строительство, и вскоре обе семьи одновременно переехали в новый кирпичный дом со всеми удобствами, снова оказались соседями. Радости новосёлов не было предела, и они сообща помогали друг другу перевозить вещи. А когда управились с этим хлопотным делом, взрослые решили вечером посидеть за общим столом. Его накрыла моя тётя у себя на кухне. Конечно же, не обошлось и без возлияний. В обычные дни мужчины в силу специфики профессии спиртного не употребляли, женщины, можно сказать, совсем не пили. Но тут бутылочку на всех всё же взяли.

Под действием хмельного сосед вдруг разоткровенничался и поведал о себе такое, о чём раньше никогда никому не говорил. Мои родственники после его признаний были буквально шокированы.

А рассказал он им о своём далёком прошлом, когда в послевоенные годы совсем ещё молодым парнем только начал работать помощником машиниста на паровозе-товарняке. Время было тяжёлое, голодное, люди отоваривали хлеб и крупы по карточкам. Но некоторые деревенские жители договаривались за небольшую плату с машинистами, чтобы те подвезли их до города вместе с мешками. Крестьяне везли на продажу картошку, сало, другие продукты.

Дело это было рискованное, за такие услуги могли не только с работы снять, но и срок впаять. Но всегда находятся смельчаки, которые действуют в обход закона. Среди них оказались тётин сосед и его начальник – машинист паровоза.

Однако они сажали людей к себе на паровоз не с целью заработать, а чтобы убить и завладеть их провизией. Трупы оттаскивали в лес, делая остановку в безлюдном месте. В тех краях тогда действовала банда, и подозрения ложились на неё.

– Угрызения совести за наши злодейства меня тогда не мучили, – признался сосед. – Но одна женщина лет тридцати запомнилась на всю жизнь. Когда мы с напарником внезапно остановили паровоз, она сильно испугалась, видимо, что-то почувствовала. Стала умолять нас забрать добро, а её отпустить домой к детям. Их, по её словам, было четверо. Муж с войны не вернулся. «Пропадут ведь сироты одни без матери! И так все глаза проглядели, поджидая меня», – взмолилась жертва.

Клялась, что никому ничего не расскажет, будет молчать как рыба. Но когда поняла, что все мольбы бесполезны и её всё равно лишат жизни, крикнула: «Будьте вы прокляты! Хочу, чтоб однажды вы пострадали через своих детей!»
– Но у меня с детьми всё в порядке, – закруглил разговор сосед и отправился домой спать.

Утром, протрезвев, он испугался. Наверное, подумал, что соседи донесут на него в милицию. Встретившись в подъезде с моей тётей, первым делом попросил, чтобы она не принимала его вчерашние слова всерьёз. Мол, он просто прочитал книгу, где главный герой был таким вот злодеем, и с пьяных глаз решил их испугать. На что тётя ответила:
– Я так и подумала. Но отныне чтобы ноги твоей у нас не было!

Так дружба между соседями и распалась.

Шли годы. Сосед тёти по-прежнему считался очень уважаемым человеком, его фотография неизменно висела на Доске почёта. Все его дети, как и мечтал, получили высшее образование. Любимец сын стал преподавателем в музыкальной школе.

Беда нагрянула внезапно. Когда сына сделали завучем школы, он решил отметить это событие вместе с друзьями. Хорошего коньяка тогда на прилавках магазинов не было, и молодой человек отправился на станцию, где останавливались поезда дальнего следования. В вагоне-ресторане он приобрёл желаемое. Чтобы сократить время, обратно пошёл не по переходному мосту, а по путям. По одному из них шла электричка. Молодой человек решил проскочить под самым её носом, но внезапно поскользнулся. Конец был страшным.

После похорон его отец резко сдал, сильно поседел. Встретившись с моей тётей, обронил фразу:
– Всё же достало меня то проклятие.
В начале 2008 года умерла моя бабушка. Она была мне больше чем мать, я очень тосковала. Мы часто виделись, я любила бывать у неё, беседовали на разные темы. Примерно за месяц до её смерти мы вдруг стали часто разговаривать на одну и ту же тему. Я тогда читала книгу гипнолога о том, что происходит с душой после смерти. Ну и взахлёб делилась с бабушкой полученной информацией. Она молча слушала, улыбалась и лишь говорила, что боится смерти как неизвестности, и хорошо бы, если там всё так, как описывается. Не страшно, если в том мире лучше и мы не исчезаем бесследно.

Бабушка была верующей, ходила в церковь и молилась дома перед иконами за всех нас. Она делала очень много добра и родным, и чужим людям. Отдавала своё сердце сполна. Внезапный инфаркт – и её не стало. Казалось, мой мир рухнул. И хотя в то время у меня уже была семья и двое детей, я потерялась в пространстве без любимой бабы Тонечки.

Однако она начала мне сниться. Это было величайшим благом – обнимать её во сне и вдыхать такой родной запах! Каждую ночь наступал праздник, а проснувшись, я летала. Бабушка снилась часто, всегда очень тепло улыбалась. Я помнила во снах, что её уже нет с нами, старалась воспользоваться каждой минуткой контакта. Она говорила мне тёплые слова и дарила подарки. Иногда я задавала какие-то бытовые вопросы, она отвечала на них, давала советы, утешала.

Однажды во сне я наконец вспомнила, о чём постоянно думала наяву, и спросила:
– Как ты там, родненькая, расскажи! Как там вообще всё, много вокруг тебя людей? Всё так, как мы с тобой представляли, или по-другому?

Она улыбнулась, взяла меня за руку и сказала:
– Пойдём со мной.

Мы вышли из её дома, двинулись по улице, прямо по дороге. На дороге были автомобили, но они не двигались, застыли, как в стоп-кадре. И мы даже не шли, а парили над дорогой, невысоко. А впереди садилось огромное солнце. Мы шли на закат, было невероятно красиво, и душа пела. Двигаясь, мы не огибали транспорт, а лишь поднимались чуть выше и пролетали над ним. Всё было так, что словами не описать, какое-то другое измерение, совершенно иная энергетика.
– Как же красиво! – выдохнула я. – Скажи, баба Тонечка, а что вы тут делаете?

И она ответила:
– Мы медитируем и посылаем вам добрые мысли и свою любовь.

И я мгновенно это увидела и почувствовала. Она сама так и излучала любовь. Я поняла, что там очень хорошо, даже лучше, чем мы себе представляем.
– И смерти бояться не стоит, – сказала мне бабушка, – всем без исключения тут хорошо. Все понимают, кто что сделал при жизни не так, и стремятся это исправить. Тут нет боли и страданий, есть прозрение и понимание.

Она потом ещё много раз приходила во сне, и не только ко мне. Рассказывала, советовала, просто обнимала. В общем, помогала. Но именно тот сон врезался в память, как благословение. Он действительно помог почувствовать, что смерти не существует, есть переход в другую жизнь. И ушедшие видят нас, слышат, думают о нас.


после Рождества Христова начинаются Святки, во время которых многие девушки и некоторые парни любят гадать. Православные батюшки высказываются категорически против подобных «языческих пережитков», но народ их не очень-то слушает и продолжает развлекаться, пытаясь заглянуть в будущее.


Моя приятельница Лена однажды нагадала себе мужа. Дело было в ночь на Старый Новый год, девушке недавно исполнилось девятнадцать. Родители ушли праздновать к друзьям, и она, оставшись одна, решила погадать. Но ей было страшно шаманить в одиночку, поэтому позвала подружку Олю.

В полночь каждая из девушек закрылась в отдельной комнате. Зажгли свечи, сели перед зеркалами и начали приговаривать нечто вроде: «Ряженый-суженый, приди ко мне ужинать». Первое время ничего не происходило. Шли минуты, часы… Надо отдать должное терпению девушек – другие бы на их месте давно плюнули и спать ушли, а эти упорно продолжали вглядываться в зеркало, надеясь увидеть в нём суженого.

И вот около двух часов ночи зеркало Лены вдруг как бы покрылось матовой поволокой, а свеча стала коптить и мерцать. Елена, как полагается, протёрла зеркало полотенцем и стала пристально вглядываться в призрачное зазеркалье. И тут такое началось! Прямо за своим отражением девушка увидела симпатичного молодого человека, приветливо ей улыбавшегося. Совладав с собой и еле удержавшись, чтобы не убежать от страха из комнаты, она некоторое время внимательно разглядывала незнакомца, а затем резко оглянулась назад. Но за её спиной, разумеется, никого не было. А когда она в следующее мгновение снова глянула на зеркало, то и там уже никакого парня не было, видение исчезло.

А вот её подружке не повезло. Примерно в то же время сидевшая в соседней комнате Ольга вместо приветливого лица будущего избранника неожиданно увидела осклабившуюся гадкую физиономию чернявого мужчины, от которого веяло злобой и ужасом. От страха Ольга даже упала со стула, с ней случилась истерика. На её крики прибежала Лена, пришлось долго успокаивать подругу.

Три месяца спустя, когда Лена уже забыла о гадании, на свадьбе у родственников она неожиданно встретила среди гостей того самого парня, что привиделся ей в ту ночь. Они до вечера переглядывались, а когда пришло время танцев, Виктор пригласил её на вальс. Летом того же года они стали мужем и женой. Сейчас у супругов уже двое замечательных деток подрастает – дочка и сын.

Ольга годом позже тоже вышла замуж, но, разумеется, совсем не за того, кто ей в зеркале привиделся. А с тем самым гостем из святочного видения ей довелось увидеться в начале осени. Он подкараулил её вечером на плохо освещённом участке дороги тихого спального района. Попытался затащить на пустырь за гаражи, но девушка так отчаянно закричала, что он в последний момент испугался и убежал, успев ударить её по лицу.

Позже Оля случайно увидела знакомое лицо в криминальной телепередаче – оказалось, это маньяк, нападавший на женщин, его взяли с поличным во время очередного нападения. Тех, кто его опознал, просили позвонить и подъехать в отделение для дачи показаний. И именно в милиции девушка познакомилась со своим будущим мужем, который в тот момент был стажёром и помогал проводить опознания.

С молодости я дружила с одной очень хорошей женщиной. Затем мы стали кумами. Была она мне как сестра, ни разу не поссорились, хотя в жизни случалось всякое.

Летом 2006 года подарила мне Надя две посаженных в горшки лилии. А в октябре её не стало. Было ей 62 года.

Дожили мы до 23 февраля, ровно в этот день одна из лилий выпустила стрелку, и распустились четыре прекрасных оранжевых цветка. Я говорю мужу:
– Смотри, дед, кума поздравила тебя с мужским днём.

А потом пришло 8 Марта. И – о чудо! Как раз в это утро я увидела на второй лилии две стрелки и восемь роскошных цветков на них. Обняла горшок с цветами и расплакалась. Раньше эти праздники мы отмечали семьями.
Спасибо тебе, кумонька, что нашла способ даже оттуда поздравить нас. Если бы кто-то рассказал, не поверила бы. Значит, есть всё же связь между этим миром и тем, я в этом убедилась.

Вот уже пять лет оба цветка каждый год цветут – правда, уже не в праздники. Очень дороги мне эти лилии, размножаю их и дарю людям. Они всегда напоминают о моей дорогой куме и настоящей дружбе.

А прошлой зимой одна из лилий как бы пропала. Я обрезала побелевшие листья и поставила горшок в угол. Не поливала несколько месяцев. Вдруг лилия выпустила два листа, как бы говоря: «Я живая». Полила её, через неделю выскочили две стрелки, и лилия опять расцвела.

Так что жизнь продолжается!

Разрешите поделиться с вами необычной историей, случившейся с моей мамой в детстве.

Она приезжала на летние каникулы в Тульскую область, село Липицы, где жила её добрейшая тётушка Евдокия. От зари до зари проводила тётушка своё время в ежедневных хлопотах. Мама, конечно, сострадала ей, помогала чем могла, но юность брала своё, хотелось общаться с подружками, бегать на бугор собирать луговую клубнику, плести венки, ходить за грибами.

С ними по соседству жила семья, у них были девочка и мальчик. Девочка Таня была привязана к своей старенькой бабушке и младшему брату, ухаживала за ними, далеко от них не отлучалась. Но однажды решила пойти за грибами, уж больно много их уродилось в том году.

Бабушка предупредила, чтобы она не ходила, уже и небо заволокло, и тучи наступают, но девочка звонко рассмеялась, взяла корзинку, братишку и побежала в лес. Набрала уйму грибов. Когда возвращалась, начался дождь, закапризничал братик. Видимо, Таня взяла его на руки и поспешила домой, с трудом неся корзинку. Тут грянул гром, огромная молния, перерезав пространство надвое, ударила в землю. Мальчик закричал от испуга, сестричка легла на землю, накрыв его телом. Следующая молния ударила в них.

Горе для семьи было страшным. Мама, ещё ребёнок, была на похоронах, и её потрясло то, что родители словно окаменели, бабушка в забытьи целовала закрытые гробики.

С тех пор мама до ужаса боится грозы, молнии, не пускает нас в лес, когда идёт дождь.

Лишь спустя 40 лет она привезла нас в своё старое село. Мы бродили по заросшим калиной и бузиной дворам, гладили матёрые стволы слив и яблонь, находили в крапиве старые детские игрушки. Ходили и на сельское кладбище, мама навещает там Танечку и её братика.

Выходя с кладбища, столкнулись с бабкой, она тащила из соснового бора корзинку маслят. Мама обрадовалась и громко сказала:
– Девчонки! Айда за маслятами!

Бабка оглянулась на нас, поправила платок и глухо сказала:
– Не стоит, девки, не ходите, гроза идёт.

Мама отмахнулась:
– Так небо чистое, ни облачка.

На что бабка подняла палец.
– Я Таньку в поле видела. К грозе это, – и она поплелась в сторону деревни.

Мама поёжилась, взяла нас за руки и вышла на дорогу к дому.

Когда мы подходили к деревне, мама оглянулась назад: небо стало чернее смоли. Она сказала:
– Недаром Таня о грозе предупреждала, – и мы поспешили домой.

Из письма Наринэ Андроникян,
Москва

В детстве я слышала от бабушки немало мистических историй. Одна из них связана с её домом.

<p mce_style=«text-align: justify;» style=«margin-bottom: 0px;»>Незадолго до коллективизации они с мужем, моим дедушкой, купили бывший барский дом. В их деревне он был самым большим и красивым. Не знаю точно, при каких обстоятельствах это произошло. Бабушка говорила, что им продало его общество, причём за небольшие деньги. Постороен он был из дерева. В доме было несколько комнат с высоченными потолками, изразцовая печь и огромные окна.

Бабушка тогда была ещё очень молодая, сильная и умелая, и, конечно же, ей захотелось украсить жилище как можно лучше. Своими руками она связала на все окна кружевные занавески, на стол – скатерть, на кровать – подзор («юбка» для кровати, служит для того, чтобы скрыть пространство под ней. – Ред.). О том, какой порядок и чистота были в доме, говорить излишне. Ведь хозяйка долго поверить не могла своему счастью, по целым дням всё мыла да прибирала.

Однако в деревне многие завидовали красивому дому молодой семьи. А когда организовали колхоз, стали устраивать там собрания. Односельчане говорили, что они имеют право так поступать, поскольку дом раньше принадлежал обществу. Бабушку эти собрания очень огорчали. Ведь на них шли целым табуном и заседали столько, сколько хотели. Никогда никто даже не думал разуваться или вытирать ноги. Поэтому в ненастные дни весь пол утаптывался так, что она его потом с трудом отчищала. Некоторые из односельчан, ко всему прочему, приносили с собой семечки, а лузгу от них не собирали в карман, а сплёвывали там же, где сидели.

Но на этом злоключения, связанные с домом, для хозяев не заканчивались. Чуть позже они встретились с ещё худшей проблемой. То ли кто-то из деревенских «подшутил», то ли домовой стал выживать семью из роскошных хором – бабушка терялась в догадках. Но и взрослые, и дети вдруг стали слышать посторонние голоса, когда находились в доме в одиночестве.

Однажды бабушка забежала с колхозного поля домой, чтобы корову подоить, и видит, что старшая дочка стоит возле крыльца одетая кое-как, на скорую руку (на улице было холодно), а внутрь почему-то не заходит.
– Ты что, Надь? – спросила она.

А та ей отвечает:
– Я боюсь там находиться. Стояла у окна, на улицу смотрела, вдруг меня кто-то громко окликнул. Оглянулась – нет никого. Испугалась, шаль схватила – и наутёк. Походила по улице немножко, вернулась и вот стою здесь.

Бабушка дочке поверила, без лишних разговоров проводила её к дальней родственнице, жившей неподалёку, попросила за ней присмотреть. И опять пошла на работу.

Вскоре она и сама испытала нечто подобное.

Однажды муж уехал вместе со свёкром на мельницу, зерно молоть. Дорога неблизкая, за один день они управиться не могли. Осталась бабушка вместе с ребятишками дома одна. Перед тем как ложиться спать, двери изнутри на запор хорошенько закрыла. Детки попросили мать лечь с ними на печке. Она согласилась, все пригрелись и вскоре заснули.

Среди ночи хозяйка проснулась, услышав, что дверь отворили. Не успев как следует испугаться, почувствовала, что кто-то лезет к ним на печь.
– Ты кто? – спросила она.
– Алёнка, твоя подруга, – услышала в ответ.
– Смотри, ребят мне не подави! Да ты как сюда попала? Я ведь дверь замкнула.
– Вот прошла, – сказал голос. И всё исчезло.

Бабушка после такого видения больше глаз не сомкнула. Но уйти от ребятишек никуда не могла. Лежала да читала про себя «Отче наш».
– А ты Алёнке про этот случай рассказала? – поинтересовалась я у бабушки.
– Нет, зачем человека зря смущать. Это вовсе не она была, а нечистая сила в её обличье. К тому же вскоре она умерла.
– Как так? – удивилась я.
– А вот так.

И бабушка рассказала другую историю.

– Алёнка была лет на пять моложе меня. В колхозе мы работали с ней в паре. Ловкая она была, проворная. Мы друг друга стоили. А ещё моя подруга слыла первой красавицей на всю округу и певуньей, каких поискать. От ухажёров отбою не было. Но пришёлся ей по душе один парень, а про его мать ходила нехорошая слава: говорили, что она колдунья. Я подругу предупреждала, старалась убедить, что ничего хорошего из их дружбы не получится. Но она не хотела меня слушать и продолжала с этим парнем встречаться.

Вот уж дело почти до свадьбы дошло, и мать жениха пригласила невесту сына к себе на смотрины. Та была сиротой, жила у тёти и с радостью согласилась. После мне хвалилась, как хорошо будущая свекровь её встретила. Стол от угощений ломился. Собственноручно хозяйка поднесла Алёнке вкусный- превкусный чай, заваренный на душистых травах.

Но вскоре по деревне поползли слухи, что Дашка (так звали мать жениха) всё же не допустит, чтобы её единственный сын женился на бесприданнице. Якобы она сама некоторым бабам так говорила. Однако Алёнка этим слухам не верила, считала, что это злые языки от зависти такое распространяют. Ведь и день свадьбы уже намечен. И любовь у них такая, что никому не разлучить.

Но после посещения дома жениха невеста без видимых причин вдруг начала чахнуть, бледнеть и худеть прямо на глазах. А потом и болезнь определилась: желудок у девки скрутило, боли замучили. Пришлось Алёнке ехать в город, в больницу. Врачи оставили её на лечение. Но немного она там пролежала, быстро умерла от рака.

Жених недолго горевал, сыграл свадьбу с другой. Дашка торжествовала победу.

После недолгого молчания бабушка принялась за новый рассказ.
– А то вот был ещё случай, на этот раз в доме моего свёкра. Купил тот в соседнем селе корову – рыжую красавицу. На бурёнку эту все зарились. Сам хозяин на скотинку тоже нарадоваться не мог: молока от неё много, к тому же жирного и очень вкусного.

Но вдруг корова ни с того ни с сего потерла аппетит. Ни на пастбище как следует траву не щипала, ни дома к кормушке не подходила. Свёкор старался ей пойло повкуснее дать – ничего не помогало. Корова исхудала так, что стала размером почти с овцу.

А тут новая беда пришла: и другие животные перестали по-хорошему на пастбище уходить. По утрам свёкор ни бычка, ни овец никак выгнать не может; вечером, наоборот, они на свой двор не идут, по деревне врассыпную разбегаются. Помучился он и надумал идти к знахарю в другое село.

Знахарь согласился помочь его беде. Сказал, что скот со двора и на двор не идёт потому, что у порога его в землю зарыты наговорённые овечьи ножницы. Стоит их лишь откопать да вон выбросить, и скот опять станет послушным. А корове его, ведёрнице, соседка порчу из зависти навела: высушенную мышь подсунула. Надо её найти и сжечь. А ещё разыскать освящённые в церкви на Вербное воскресенье веточки и с их помощью окропить святой водой двор и всех животных. Вот тогда всё образуется.

Свёкор обратно домой не просто шёл – на крыльях летел, верил и не верил сказанному. Однако знахарь его не обманул, овечьи ножницы и впрямь под порожком двора оказались. И мышь, завёрнутую в неприметную тряпочку, он тоже в углу скотного двора разыскал. Веточки вербы хозяйка ему из-за божницы тут же достала. После этого скотина перестала шарахаться от своего дома. Корова спустя два месяца опять приобрела прежний вид и стала хорошо доиться.

…А бабушкин дом всё же продали в соседний колхоз на ясли. Разобрали его плотники, отвезли на новое место и перестроили. Семья же переехала в домишко попроще, с маленькими, подслеповатыми окошками. Зато никаких чудес там не наблюдалось.
– Видно, не суждено нам, крестьянам, было жить в барских хоромах, – сделала вывод бабушка.

Много лет назад в нашем посёлке произошёл вопиющий случай, ужасный по своей жестокости. Он привёл в негодование жителей всей округи. Группа парней зверски изнасиловала девушку-старшеклассницу. Девушка была приезжей, гостила летом у родственников в соседней деревне. Вместе с двумя подружками пришла в наш клуб, чтобы посмотреть фильм. Сеанс закончился поздно. Девчонки возвращались домой одни. В безлюдном месте, неподалёку от старой заброшенной церкви возле кладбища, на них напали.

Двоим удалось убежать, а та, которую поймали, приняла такие муки, пережила такие страдания и унижения, что и помыслить страшно. Её не только изнасиловали все трое, но и избили до полусмерти. Изверги наносили жертве удары дубиной по голове, разорвали промежность. Они намеревались её добить, но не завершили задуманное лишь потому, что в самый разгар зловещей оргии на месте преступления внезапно оказалась машина. Это на «Москвиче» приехал отец девочки, которому подружки, прибежав в деревню, рассказали о случившемся. При cвете фар в темноте мужчине открылась жуткая картина. Он увидел cвою дочь распластанной на земле в луже крови в окружении подонков.

Как потом мужчина говорил на суде, в ту минуту он испытал жгучее желание раздавить всех троих колёсами своей машины, как клопов. Но негодяи, почувствовав опасность, бросились наутёк врассыпную.

Несчастную девочку, находившуюся без сознания, отец отвёз в ближайшую больницу.

Злодеи далеко не ушли и уже на следующее утро были арестованы. Посёлок гудел, как растревоженный улей. Все желали для них самого жестокого наказания. Восемь лет тюрьмы, которые получил каждый из преступников, казались обывателям недостаточной карой.

А бедняжка после того случая кочевала из одной больницы в другую и года через два всё же умерла. Родители были безутешны, ведь они потеряли единственного, позднего ребёнка. Как ни странно, но похоронили её на нашем кладбище. Могилу обнесли красивой оградой, а через год на ней установили роскошный мраморный памятник, c которого всем улыбалась миловидная девчушка-подросток. Кроме портрета, на памятнике были выгравированы крест, горящая свеча и срезанная роза, а также слова: «Любим, помним, скорбим».

В цветочнице и установленных по краям ограды вазонах с приходом весны и до глубокой осени не переставали распускаться то одни, то другие цветы. C наступлением холодов живые цветы заменялись искусственными букетами, тоже пышными и яркими.

А что же преступники? Они отбывали срок в разных лагерях, но каждый из них освободился досрочно за хорошую работу и примерное поведение. Однако вскоре один из бывших дружков вновь вступил на скользкий путь: попался на краже и опять отправился туда, откуда пришёл. А потом стало известно, что он там сгинул.

Второй насильник вроде притих, устроился на работу и даже женился. Но жена стала жаловаться на жестокое обращение и ушла от него. Он поменял место жительства, на новом месте связался с плохой компанией и умер при странных обстоятельствах. Ходили слухи, что это дружки его прикончили.

Зато третий, главный зачинщик преступления, вскоре после отсидки развернул такую деятельность, что все только диву давались. Перемены в стране способствовали росту криминала, и он сколотил группу рэкетиров. Его ребята наводили страх на частных предпринимателей, умели выколачивать из них деньги; занимались другими грязными делами. Cлучалось, что кого-то из них выводили на чистую воду, отправляли мотать срок или убивали в местных разборках.

Но главарь из всех передряг выходил сухим и невредимым, чувствовал себя уверенно и наглел год от года. Он научился жить красиво и даже приобрёл показной лоск. Женился поздно на красивой девушке гораздо моложе себя. Когда у него родился сын, местный авторитет устроил пир на весь мир. То же повторилось, когда его семья пополнилась ещё одним ребёнком, девочкой.

Он стал примерным мужем и отцом, часто посещал собрания и праздники в детском саду и школе, умилялся выступлениям детей.

Когда восстанавливали церковь, говорили, что он тоже делал пожертвования. А потом стал посещать службы, нередко выстаивая их до конца. Можно, конечно, предположить, что со временем человек раскаялся в тяжком грехе, cовершённом в молодости, и теперь испытывает угрызения совести. Но это совсем не вязалось с тем образом жизни, который он продолжал вести. Ведь безбожные дела так и не перестал творить, а добр был лишь к родным. И всё же страх возмездия, очевидно, леденил ему душу, и своим показным благочестием он пытался задобрить Бога.

Права народна пословица: «Бог долго терпит, да больно бьёт». После стольких лет затишья гроза, наконец, разразилось над головой грешника. Его сразил инсульт.

C большим трудом, с помощью врачей и жены он всё же смог победить тяжёлый недуг. Но спустя год болезнь повторилась. Прикованный к постели, он скончался в страшных муках, будучи ещё совсем не старым человеком.

На отпевание его привезли в дорогом гробу всё в ту же церковь. Когда-то грозный человек, державший в страхе всю округу, выглядел совсем не величественно, казался усохшим и маленьким.

Певчие тянули «Вечную память», священник кадил ладаном, горели самые большие свечи.

Одна из старушек вышла из церкви, не дождавшись конца панихиды, и, перекрестившись на колокольню, сказала: «А всё-таки Ты есть, Господи!»

Пожаловаться
4,3
Добавить комментарий

Комментарии пользователей

 4
Варвара
Что за ужасы на ночь глядя!
ОтветитьНравится 
ДмитрийЕлизавета
Наталья

вот сижу читаю)что бы не страшно было одной читать)))))))))

ОтветитьНравится 
Лилия
мне понравилось))
ОтветитьНравится 
ВладиславИлья

интересные

ОтветитьНравится 
Похожие записи
на тему материнства

Узнавай и участвуй